search menu
Шлеменко: "На данный момент реванша хочу только я"
keyboard_arrow_upСвернуть

Шлеменко: "На данный момент реванша хочу только я"

25.10.2017
Интервью капитана команды "Новый Поток" Александра Шлеменко после возвращения в Россию

- Сейчас, когда прошло уже несколько дней с момента поединка, когда эмоции, связанные с судейским решением, немного остыли, твоя позиция по поводу результата поединка с Мусаси не изменилась?

- Если честно, сейчас еще больше уверенность в том, что я выиграл этот бой. Во-первых, увидел, сколько народу высказалось в мою пользу – Рори Макдональд, например, и многие другие известные бойцы, во-вторых, посмотрел статистику боя, узнал, что Джимми Смит (телевизионный судья Bellator) еще по ходу боя отдал мне два раунда из трех. Ну и самое главное, сам пересмотрел еще несколько раз досконально этот бой, и могу точно сказать, что тем людям, кто кричит о том, что я проиграл второй раунд, не мешало бы открыть глаза и посмотреть еще раз. Тогда бы они увидели 3 с половиной минуты моего доминирования в стойке и два моих тейкдауна против одного тейкдауна и полутора минут контроля со стороны Мусаси. Не надо забывать, что это не любительский спорт. И я ушел из любительского спорта в профессионалы именно потому, что здесь другая система оценок. Сейчас в американских ММА новые правила, причем действуют они только с середины этого года. Согласно этим правилам, теперь раунд может оцениваться хоть в 10-6. Раньше же, чтобы получить максимальную оценку за раунд 10-8, нужно было чуть ли не убить соперника, теперь же для этого одному из бойцов достаточно доминировать – как это было в третьем раунде моего боя с Гегардом.

- Не жалеешь о том, что не получилось в этом самом третьем раунде все-таки довести дело до конца и финишировать Мусаси?

- Это немного расстраивает, да, но опять же, давайте посмотрим статистику – много ли кому вообще удавалось финишировать Гегарда? Я думаю, этот человек вообще впервые в жизни так сильно был избит. Я считаю, и считал сразу по окончании поединка, что для того, чтобы выиграть у такого бойца, который входит в мировой топ, я сделал вполне достаточно. Вот только судьи решили иначе.

- А к самому Гегарду Мусаси, к его выступлениям и словам до и после поединка, вопросов у тебя не осталось?

- Я не могу сказать, что испытывал к нему какие-то теплые чувства. Мне не очень понравилась поднятая им еще до боя тема допинга и то, что он заранее уже через меня смотрел, расценивая шансы как 90 на 10 в свою пользу. Сразу после боя я, может быть, сказал какие-то резкие слова в адрес Мусаси, потому что был разозлен результатом, и в этом была моя ошибка, ведь бой оценивали судьи, а не он. В принципе, я никаких претензий к Гегарду не имею, он делал свою работу, я - свою. Единственное, я думаю, он и сам уже понял, что не стоило бросаться такими словами перед поединком. В этом он был не прав, и бой расставил все по своим местам.

- Такое развитие событий, которое случилось в бою – не считаешь, что главным образом это следствие недооценки тебя как соперника со стороны Мусаси?

- Нет, не считаю. Я считаю, что это стало следствием правильно выбранной мною тактики на начало боя, и того левого оверхэнда на первых минутах, которым я сломал ему орбитальную кость. Вот это сказалось, да. Хотя признаюсь честно – после этого я в этот глаз ему целенаправленно и намеренно не бил, чтобы еще больше не травмировать. Я хотел выиграть по-другому, но, к сожалению, не получилось.

- Практически сразу после боя появилась информация, что вы будете подавать протест на результат поединка с Мусаси. Сейчас прошло уже несколько дней, но официальной апелляции все еще нет. Передумали?

- Ни в коем случае. Тут дело в том, что просто так подать официальный протест невозможно. Нельзя просто прийти и сказать: «Мы не согласны». Необходимо собрать аргументы – мнения экспертов и аналитиков, детальный разбор боя с нашей позицией по каждому эпизоду – и предоставить их в письменной форме. На самом деле, мы уже почти все собрали, я просто улетел из Америки, но там остался мой менеджер Алексей Жернаков, который в самое ближайшее время и оформит официально этот протест. Также мы хотим обратиться в международную федерацию ММА, которую возглавляет Вадим Финкельштейн. Не то, чтобы мы тешим себя иллюзиями, что сразу же после этого результат боя поменяют. Конечно, мы надеемся на это, но в первую очередь наша цель - заявить о своей позиции, о том, что мы не согласны с таким несправедливым судейским решением.

- Травма, полученная в бою с Мусаси, повлияет на твой тренировочный процесс?

- Травма (перелом пальца руки – прим.) не такая серьезная, чтобы делать из-за нее перерыв в тренировках. Просто не будет пока нагрузки серьезной именно на эту руку. Все остальное я делать могу, поэтому тренировки, естественно, прекращаться не будут. Я хочу как можно скорее вернуться в бой. Вообще я бы хотел, конечно, получить мгновенный реванш с Гегардом Мусаси, но я понимаю, что этого не будет. В первую очередь, потому, что он сам этого не хочет, о чем уже сказал в интервью после боя. А жаль, ведь сейчас правильнее всего было бы не спорить, не ругаться, а просто по-мужски через пару месяцев выйти нам снова с ним в клетку и в пятираундовом бою расставить все точки над i, выяснить окончательно, кто был прав, кто виноват, и кто все-таки сильнее. Лучшим решением этой ситуации был бы реванш, но есть одна проблема - на данный момент этого хочу только я.


close keyboard_arrow_left keyboard_arrow_right
Загрузка...